RU | EN
Glav-kino.ru
  • Съемка игрового кино
  • Видеореклама под ключ
  • Свадебная видеосъемка
  • Профессиональное фото
  • КАСТИНГ!!!

  • +7 (918) 452-82-15

    Glav-kino@yandex.ru

    +7 (928) 442-43-95

    afrika2000

    Заказать обратный звонок

    СЦЕНАРИИ: АНИМАЦИЯ, МАНГА

    Удивительные странствия Аратагона и Изабель

    Сказочная повесть

    Синопсис

    У Изабель есть всё, что должно быть у настоящей принцессы. Любящий отец, король Филипп Мудрый, красивый и большой замок, и, самое главное, - принц Аратагон, который без ума от нее.

    Но обстоятельства складываются так, что принц Аратагон вынужден отправиться в далёкое и опасное путешествие…

    Изабель еще не знает, что ей предстоит выдержать ради своей любви! Её высочеству, придется, подобно служанке, работать бок о бок с маленькими яйцеголовыми существами! А потом она вынуждена будет расчищать подземный ручей, и столкнется с самым сильным зверем, живущим в тех заколдованных местах.

    А принц Аратагон в это время попадет в пещеру пожирателя полей. Он сразится в пустынном замке со своим Страхом, и будет плыть на заколдованном корабле.

    К счастью, герои этой сказки наконец-то встретятся. Но они уже не будут такими легкомысленными, как прежде. Принц и принцесса поймут, что не стоит кичиться своей красотой и богатством. Главное - дарить людям добро.


    1. В замке короля Филиппа Мудрого

    Посреди зеленых холмов Атталинии, на берегу теплого моря, стоял величественный замок. Издали он казался могучим и неприступным. Его окружал глубокий ров, наполненный водой. В этой стоячей воде, пропитанной запахом гниения, не водились даже лягушки. Частокол, сооруженный из стволов гладко оструганных лиственниц, охранял вход от тех, кто все-таки решился окунуться в вонючую воду и переплыть ров.
    Но все эти меры предосторожности были предприняты королём Филиппом Мудрым против непрошенных «гостей».
    Тот же, кто имел честь быть приглашенным во дворец, попадал туда через перекидной мост. По приказу начальника стражи в ход приводилось колёсное устройство: скрипели тяжелые цепи, медленно опускалась каменная платформа, и в открытые широкие ворота замка могла проехать не одна колесница.
    Выглядывавшие из окон кареты любопытные дамы ахали и учащенно махали веерами из страусиных перьев: таково было их удивление!
    Унылое зрелище мрачного фасада сменялось очаровательной картиной зеленых куртин, пестрых цветочных клумб и мозаичных дорожек. Прямо из земли били струи маленьких фонтанчиков, орошающих аккуратно подстриженные кусты. По пути следования кареты находился крошечный пруд. Его зеркальце воды, обрамлённое розово-белой каймой лотосов и водяных лилий, блестело на солнце. Даже самые равнодушные не могли проехать мимо и просили кучера остановиться.
    Посреди этого великолепия, в конце благоухающей жасминовой аллеи, располагался главный вход в замок, в котором жили король Филипп Мудрый с пятнадцатилетней принцессой Изабель…
    …В то утро ярко светило солнце. Его игривые лучи причудливо раскрашивали радугой стёклышки мозаичных узоров. Солнечные зайчики то прыгали по картинам, изображавшим сцены королевской охоты, то принимались щекотать неподвижные лица молодого Филиппа и его рано ушедшей из жизни жены Лилии на парадных портретах.
    Но даже в это прекрасное утро принцесса Изабель ощущала себя несчастной. Она стояла на верхней площадке замка и пристально вглядывалась в бескрайнюю синеву. Ветер безжалостно трепал её шелковую накидку. От напряжения лоб под серебряным обручем вспотел, но, казалось, принцесса не замечала этого. Изабель просто сдвинула обруч на затылок, не отрывая взгляда от линии горизонта.
    В какой-то момент Изабель показалось, что она видит группу всадников. И среди них - ее жених Аратагон и его десять верных слуг! Сейчас, с высоты, они кажутся глиняными игрушки на зеленом ковре лугов Атталинии. Скоро они будут здесь!
    Но стоило Изабель поморгать глазами, как видение исчезло. Она разочарованно вздохнула, и хотела было спуститься вниз, как вдруг, вдалеке, в ослепительно-голубом небе, показалась едва различимая белая точка.
    Изабель снова потерла глаза, надеясь прогнать прочь навязчивое видение. Но точка не пропала, а, напротив, приближалась, увеличиваясь в размерах. Принцесса захлопала в ладоши и запрыгала от радости.
    На ее плечо легла широкая ладонь Филиппа. Как отец оказался рядом - она даже не заметила.
    -Смотри, смотри, отец! Это он! – Закричала Изабель, указывая пальчиком на приближающуюся птицу.
    -Надеюсь, он принес тебе добрые вести. – Филипп с улыбкой покачал головой.
    Ему было удивительно, как Изабель, совсем взрослая девушка, радуется появлению этого почтового голубя.
    -Спускайся к завтраку, дорогая. И не забудь про занятия с мадам Кармалией. Надеюсь на твое благоразумие. - И король притворил за собой дверцу, открывающую вход на крышу замка.


    2. Маленькое чудовище

    Но Изабель уже не слышала наставлений Филиппа. Ведь на ее руке сидел белоснежный голубь, и на его лапке, в золотом кольце, было свернутое трубочкой письмо.
    Забыв о завтраке, уроке словесности и противной гувернантке Кармалии, принцесса, затаив дыхание, погрузилась в чтение письма.
    Но что это? Всего несколько строчек!
    Изабель почувствовала себя обманутой. Она перевернула листок. «Жив, здоров.» Больше ничего!… Жаль! Скомканный бумажный комочек полетел с башни вниз и упал на аккуратно подстриженный газон.
    Изабель потянула на себя ручку двери, которая привела ее на крышу. Сейчас же написать ответ! Её маленькие каблучки проворно застучали по винтовой лестнице. Одной рукой она сжимала тельце голубя.
    Лестница закончилась, и принцесса оказалась на площадке в конце коридора третьего этажа. Она услышала голос отца. Филипп разговаривал с епископом.
    «Как бы незаметно проскочить в свою комнату? А то опять начнется: завтрак, уроки…»
    Изабель заметили.
    -Изабель, дитя, ты не хочешь поздороваться с монсеньором? – Обратился к ней Филипп.
    -Да, отец!
    Пробормотав приветствие, Изабель повернулась, чтобы уйти, но епископа заинтересовал окрас почтового голубя Изабель.
    -Покажи голубя епископу, дочка!
    -Он мне нужен, отец! Я хочу тотчас написать ответ Аратагону!
    Филипп с епископом переглянулись.
    -Но ведь голубь устал от дальней дороги! И нужно его покормить, напоить и дать ему отдохнуть, – у епископа, как всегда, была припасена парочка нравоучений.
    - Но ведь вы сами говорили, ваше преосвященство, что удел смертных – терпеть. Пусть и он немного … потерпит! - Изабель фыркнула и побежала по коридору, смеясь собственной шутке.
    Филипп нахмурился. Изабель, несмотря на все его педагогические усилия, росла дерзкой и вспыльчивой.
    -Она еще такая… юная, Ваше Величество, - попытался сгладить неловкую паузу епископ.
    Но про себя подумал: «Мы еще все натерпимся от этой взбалмошной девчонки!»

    Уединиться и написать ответное письмо оказалось не так просто.
    -Ах, вот вы где, Ваше высочество! Вас давно ждут к завтраку! - В конце коридора замаячила тощая фигура мадам Кармалии, гувернантки Изабель.
    - А Вас давно ждёт английская королева! - Принцесса показала гувернантке язык и побежала обратно, радуясь тому, как исказилось выражение лица классной дамы.
    Сухопарую англичанку искренне оскорбляли выходки наследницы престола. А Изабель, напротив, хихикала и никак не желала извиняться за свои проделки.
    И только общими усилиями мадам Кармалии и горничной Луизы удалось затащить упирающуюся, как бычок, принцессу, за стол. Она обиженно дула губы, хотя перед ней стояло ее любимое земляничное суфле. Поковыряв вилкой ароматное блюдо, Изабель отвернулась к окну, показывая всем видом, что завтрак окончен.
    Тарелку убрали, и принцесса, сопровождаемая несносной Кармалией, поплелась в класс для занятий. В глубоком поклоне перед ней застыли главный повар и несколько его поварят. Вдруг Изабель остановилась около самого маленького поварёнка в огромном колпаке. Бедняга смутился и покраснел, боясь поднять на Изабель взгляд.
    -Замечательный колпак! Сидит, как снежная шапка на горе! – И она неожиданно хлопнула по колпаку ладонью. Тот съёжился и наполз бедняге на глаза. Поварята рассмеялись, а принцесса, довольная собой, милостиво улыбнулась.
    Но как только Изабель и мадам Кармелия исчезли из виду, главный повар щелкнул по лбу самого смешливого из своих помощников. Поварята вмиг притихли.
    -А ну, за работу! Вот я вам, бездельники! – Главный повар был строг. Поварята отправились на кухню. Самый маленький, осмеянный принцессой, всхлипывал и пытался привести в порядок помятый головной убор.
    -Ну-ну, выше голову! – Ободрил его повар и дружески хлопнул по плечу. Малыш просиял и побежал вслед за остальными.
    Повар посмотрел на истерзанное принцессой суфле и покачал головой.

    В это время мадам Кармалия писала на большой черной доске новые английские слова.
    -Нет! Я так больше не могу! Мне душно! Я скоро задохнусь!– Изабель притворно закатила глаза и откинулась на спинку стула.
    Мадам Кармалия, привычная к таким штукам, невозмутимо положила мел на доску, достала складной веер. Она подошла к Изабель и стала обмахивать ее.
    -Какой ураган вы устроили! Немедленно прекратите, а не то я пожалуюсь отцу! – Изабель сверкнула глазками и отвернулась от Кармалии.
    - Тогда извольте слушать урок! – Англичанка подошла к доске и вновь заскрипела мелом.
    «Какая тоска! Повторять за этой глупой гусыней непонятные слова! – Изабель легла на парту щекой и решила немного вздремнуть. Скоро закончится время ее урока, и мадам Кармалия хоть на минуту от нее отстанет. Вот тогда можно будет спокойно написать письмо Аратагону!
    Изабель закрыла глаза и представила себя рядом с женихом. Какой он замечательный! Красивый, веселый, сильный! С ним так хорошо играть в прятки в тёмных анфиладах комнат, барахтаться в высокой траве и срывать яблоки в королевском саду. Он-то никогда не будет заставлять ее учить эти бестолковые уроки, завтракать, когда не хочется и говорить то, что люди хотят услышать.
    Им было так хорошо вдвоем! Зачем только отец разлучил их?
    Изабель вдохнула, поудобнее расположилась на парте, и стала вспоминать день их прощания...

    … На центральной площади города собралось столько народа, сколько бывает во время праздника Моря. Толпа волновалась и ждала, что же скажет королевский глашатай. Тот неторопливо развернул свиток, откашлялся и обвел всех глазами. Народ притих.
    - Слушайте указ его Величества Короля Филиппа Мудрого, единственного и нераздельного правителя Аталлинии, и прилегающих к ней земель, и прочая, и прочая… Их Величество повелевает принцу Аратагону, первому наследнику короля Рудольфа Второго, обрученному с его единственной дочерью Изабель, отбыть немедля в поход в королевство Маррикан. Таким образом его Величество хочет испытать храбрость, силу и выносливость принца Аратагона. Помимо этого, наследник Рудольфа Второго должен познать три мудрости. За это время - принцесса Изабель должна обрести три добродетели….
    Глашатай закашлялся. Люди на площади недоуменно переглянулись. По толпе пронесся неясный шепот.
    - Что за добродетели? Что за мудрости? Выдал бы поскорее свою взбалмошную Изабель за этого Аратагона! – зашептал лавочник своей жене.
    - Кажется, они любят друг друга, - закивала лавочница и посмотрела на Филиппа, сидящего на балконе. Король, довольный собой, гладил курчавую бороду.
    Глашатай наконец откашлялся и продолжил чтение.
    «…по возвращении принца король дает согласие на свадьбу своей дочери Изабель и Аратагона, и в приданое дает полкоролевства.»
    Не дослушав до конца указ, расстроенная и заплаканная Изабель бежала наверх по винтовой лестнице.
    -Изабель! Постой! – она услышала голос Аратагона и обернулась.
    -Я хочу тебе что-то сказать! – Аратагон тоже был расстроен, но пытался не показывать вида.
    -Вряд ли это меня развлечет. – Изабель спустилась вниз, обняла Аратагона и прижалась к нему щекой. – Отец просто издевается над нами! Что за дурацкое испытание!
    Три добродетели! Три мудрости!
    -Любимая! Если бы ты знала, как тяжело мне отправляться в дорогу! Но ведь без этого не будет согласия на свадьбу! Какая ты у меня …глупенькая! – Аратагон достал платок и вытер им слезы Изабель. Принцесса всхлипнула и попыталась улыбнуться.
    -Ну, вот и хорошо! Я люблю, когда ты улыбаешься! Закрой глаза! Я что-то тебе сейчас покажу!
    И Аратагон взял принцессу за руку, и повел ее по коридору. Они вышли во двор, и пошли по дорожке, ведущей к саду. Принц так и не разрешил Изабель открыть глаза. Принцесса спотыкалась о бордюры, смеялась и хваталась за руку Аратагона.
    Наконец они остановились.
    -Теперь можешь открыть глаза!
    Изабель увидела, что они стоят около домика садовника. На ветке яблони висела красивая клетка с белым голубем.
    -Голубь? – удивленно потянула Изабель. Она казалась разочарованой. – Зачем он мне?
    -Это непростой голубь. Он – почтовый. Он будет приносить нам письма друг от друга. Так мы сможем быть вместе.
    -Аратагон, ты замечательный! – и Изабель уже повисла у него на шее. Теперь она знала, как пережить эту разлуку.


    2. Аратагон встречает Галлитезея

    А пока принцесса, закрыв глаза, лежала щекой на парте в классной комнате и предавалась воспоминаниям, принц Аратагон и его пятеро слуг скакали вдоль бескрайних полей, засеянных пшеницей. День клонился к вечеру, и багровый диск солнца опускался всё ниже. Но прохлада не наступала. Аратагон, не сбавляя хода, потянулся к фляге, в которой была вода. Та оказалась теплой, невкусной и жажду не утоляла.
    Вскоре впереди показался раскидистый дуб, а за ним, на горе, замелькали крыши ветхих деревенских домиков. Аратагон решил, что лучшего места для привала им не найти.
    Вскоре всадники остановились, слезли с коней и с удовольствием разлеглись в тени ветвистого дерева. Пеконил и Драменот развели огонь, а Журден с Артипом отправились на поиски воды и пищи. Вскоре они вернулись, неся кувшины, в которых плескалась вода. Журден держал под мышкой каравай хлеба.
    -Ничего не скажешь: добрые и хлебосольные люди в этой деревушке! – рассмеялся Аратагон, нюхая душистую свежеиспеченную краюху.
    - Может быть…- Подал голос Журден, - только странные какие-то.
    -Ну да! – поддержал его Артип. – Молчат: слова не выпросишь. Старик с дочкой воды налили, мать хлеб принесла. А разговаривать не хотят, отворачиваются.
    -Я им говорю: «Спасибо!», поклонился низко, а старик руками как замашет: «уходите, мол!»
    -Глухонемые, наверное, - предположил Пеконил. Он уже насадил на прут трех куропаток, подбитых по дороге, и поджаривал их на угольях.
    -Действительно, странно, - задумчиво проговорил Аратагон, глядя куда-то вдаль. Что-то привлекло его внимание.
    За деревьями прятался какой-то человек. Он выглядывал, пытаясь рассмотреть путников, то обходил дерево с другой стороны, боясь быть замеченным.
    -Не бойся, добрый человек! – Позвал его принц. – Подойди к нам!
    Из-за дерева вновь выглянула голова, а потом показался и он сам. Это был крестьянин. Он был босой, и его рваная рубаха не была знакома с иголкой и ниткой. Аратагон жестом указал, что тот может присесть у костра. Человек вымученно улыбнулся и присел рядом с Пеконилом и рассказал спутникам свою историю.
    «Я родился и вырос в этой деревне. Мы - люди мирные, всю жизнь занимаемся тем, что выращиваем пшеницу. Зовут меня Галлитезей, что в переводе значит «пшеничное зерно». Жили всегда мы небогато, но и не бедствовали. Осенью собирали урожай пшеницы и продавали на ярмарке в городе. Это неподалеку, за во-он той горой.»
    И Галлитезей показал Аратагону и его слугам на верхушку горы, которая виднелась за бескрайним пшеничным полем. Артип и Драменот вытянули шеи, чтобы рассмотреть гору получше, а Галлитезей тем временем продолжал:
    «Ну, так вот. Жили мы, деревенские, ладно и дружно, каждый за своим пшеничным наделом ухаживал. Но всё до поры, до времени.
    Начали происходить у нас странные вещи. Утром встаем – один из наделов потоптан, пшеница примята, местами - с корнем вырвана. Стал сосед на соседа думать, мол, хочет тот его пшеницу потравить, по миру пустить. Потом стали вещи у односельчан пропадать: у кого мельничный жернов, у кого – котел для варки супа. Следили - ничего не помогало. Сторожей как сон волшебный опутывает, наутро - ничего не помнят. А горшки, печные трубы пропадают. У некоторых даже стёкла из окон сняты. Пшеница – помята, попорчена. Перессорилось так полдеревни.
    Пока однажды не заметили на пшеничном поле отпечаток огромной ноги. У нас в деревне великанов отродясь не водилось. Стали думать: а не поселился ли поблизости какой-нибудь великан-колдун?
    И придумал самый сметливый из нас, как проследить, где живет великан. Посреди поля незаметно поставили тазы, а в них налили белую смесь, которой деревья в саду подбеливаем. Утром крупные белые следы привели нас к пещере. Только попасть туда мы не смогли: огромным валуном вход завален. А из пещеры страшный храп раздается. Испугался даже самый смелый из нас. Бежали мы оттуда, только пятки засверкали».
    Галлитезей вздохнул, помешал прутом мерцающие светлячки угольев в догорающем костре и замолчал.
    -Так вот почему люди в вашей деревне неразговорчивы и нелюдимы? – Обратился к нему Артип.
    Галлитезей кивнул.
    -Страх сковал сердца людей. Никто не видел великана, но ему уже придумали имя: «Руммерот», что значит: «Пожиратель полей». Матери боятся за своих детей. Ведь, когда закончится пшеница, великан может начать поедать людей!
    -Да-а, - протянул Журден, - неприятная история. Никто не видел великана. Может, он и не существует?
    Галлитезей замахал руками.
    -Я сам был среди тех, кто отправился к пещере. И слышал этот жуткий храп. Такие звуки может издавать только огромное, нечеловеческих размеров чудовище.
    -Интересно, а зачем он воровал мельничные колеса, стёкла и прочую ерунду?
    Рассказчик недоуменно пожал плечами.
    -Да-а-а, так мы ничего не узнаем. Придется познакомиться с этим Руммеротом поближе. Так, говоришь, по ночам приходит? - Спросил Аратагон, завязывая заплечный мешок.
    -Не надо тревожить чудовище, уважаемый человек! Оно в отместку разнесет всю нашу деревню! –Галлитезей засуетился, вскочил и умоляюще посмотрел на Аратагона. Тот усмехнулся.
    -А зачем тогда ты всё это нам рассказал?
    -Длинный язык у меня! Прошу простить. Увидел, что ваши люди за хлебом к нам пожаловали. Дай, думаю, посмотрю на них, может, среди них есть великаны, способные одолеть Руммерота. Теперь вижу, что ошибался. Простите, люди добрые. – С этими словами Галлитезей засобирался обратно.
    -Может, и не великаны мы вовсе, - сказал Аратагон, обведя взглядом своих друзей. – Но отступать перед трудностями не привыкли. Давайте вздремнем часок, а потом отправимся знакомиться с чудовищем.


    3. Принц попадает в пещеру «Пожирателя полей»

    Через час, Аратагон и его слуги, сопровождаемые Галлитезеем, бодро шагали по тропинке, которая должна была привести их к пещере Руммерота. Коней стреножили, и оставили пастись у дуба. Там же остался и Давид, самый младший из слуг.
    Смеркалось. Заросли шиповника и дикого барбариса становились всё гуще, и спутникам принца приходилось прорубать проход своими клинками.
    С каждым поворотом тропки Галлитезей становился всё мрачнее: пугался то хрустнувшей ветки, то вспорхнувшего из кустов зяблика. Его паническое настроение вскоре передалось слугам Аратагона. Они всё чаще оглядывались на своего хозяина в надежде, что тот передумает и повернет обратно. Но Аратагон был непреклонен.
    Вдруг заросли расступились, и спутники вышли на широкую каменистую площадку у подножия горы. Как и рассказывал Галлитезей, вход в пещеру был закрыт огромным валуном. Журден первым из спутников решил приблизиться к входу. Но не успел он подойти на десяток шагов, как из глубины пещеры донеслось чудовищное урчание, похожее на рев дикого зверя. Журден быстро отскочил назад.
    Спутники спрятались в кустах. Однако рёв больше не повторялся. Тогда Аратагон решился подойти и посмотреть сквозь щелку, что происходит внутри. Но в пещере было темно. Тогда он прислонился ухом к валуну. И вдруг отчетливо услышал в глубине пещеры смех: низкий, булькающий. Еще более заинтригованный, он пожал плечами, отошел назад и приказал своим слугам собирать хворост для костра.
    -Не собираетесь ли вы тут заночевать?- Прошептал ему насмерть перепуганный Галлитезей.
    Но Аратагон приложил палец к губам, а потом жестом подозвал к себе всех слуг. Он поведал о том, как собирается выманить великана Руммерота из пещеры.
    Через некоторое время, когда костер весело заплясал прямо около валуна, преграждающего вход, Аратагон приказал слугам затоптать его и спрятаться в зарослях.
    Над поляной пополз сизый удушливый дымок. Руммерот не заставил себя долго ждать. Сначала в пещере раздалось громкое покашливание: великан наглотался дыма, который наполнил его пещеру. Затем огромный валун пошевелился, заскрежетал и отодвинулся в сторону. В образовавшуюся щель выглянула косматая голова. Она жадно хватала ртом воздух и яростно вращала глазами в поисках обидчиков.
    Галлитезей и слуги Аратагона попятились от страха, готовые пуститься наутёк. Принц тоже растерялся, потому как Руммерот вышел из пещеры. В полный рост он был просто ужасен. Великан стал бороться с догорающим костром: сначала топал огромными ступнями по головешкам. Затем вырвал с корнем росший неподалеку молодой клен и стал шлёпать им по углям. Вдруг костер вновь загорелся, взметнув пламя. Дерево в руках Руммерота запылало, и великан от неожиданности уронил его. Грязная рубаха вспыхнула, и великан, отчаянно крича, стал кататься по поляне.
    Слуги Аратагона и Галлитезей бросились прочь, не разбирая дороги. И только принц почему-то медлил. Аратагон быстро снял свой тяжелый плащ, подбежал к мечущемуся и ревущему Руммероту, и накинул на него широкое полотнище. Рубаха Руммерота перестала гореть. Дымились только подпаленная борода нечесаные волосы. Испуганный Руммерот был спасен. Он сидел на валуне, дрожал всем телом и с ужасом смотрел, как Аратагон отважно борется с огнем, охватившим всю поляну.
    Когда огонь утих, Аратагон смело подошел к великану и протянул ему руку. Руммерот подобострастно, двумя пальцами, пожал протянутую ладонь.
    - Откуда ты появился, мой спаситель, отважный победитель этого огненного хитрого зверя?
    Аратагон понял, что великан никогда не видел огня. И решил этим воспользоваться.
    -Ты прав, великан! Я… действительно повелеваю этим огненным зверем. Прикажу ему - он сожжет и тебя, и твоё жилище.
    Огромный Руммерот искоса поглядывал на Аратагона, как затравленный зверек. Принц едва сдержал улыбку и продолжал.
    - Но ты мне понравился, великан. Люди зовут тебя Руммеротом. Так буду звать тебя и я. Не пригласишь ли ты меня войти к себе в пещеру?
    Румммерот посторонился, пропуская Аратагона вперед.
    То, что предстало перед его глазами, скорее напоминало свалку, нежели чье-то жилье. Огромные мельничные колеса, глиняные котлы, пёстрые коврики, оконные стёкла - всё это было снесено запасливым Руммеротом в свою пещеру. По углам комнаты стояли пшеничные снопы с необмолоченными колосьями.
    Пока Аратагон озирался по сторонам, великан взял один из снопов, ловко зажал его между огромными ладонями, как в тисках, и выжал из колосьев зерна.
    Через секунду он протянул изумлённому принцу угощение, высыпанное в глиняную миску. Аратагон взял пару зёрен и стал жевать их, удивленно глядя, как содержимое миски мигом исчезло в бездонном рту Румметота. Великан сделал несколько жевательных движений, хрустя и причмокивая, затем запил зерна водой, и улыбнулся Аратагону, ощерив громадные кривые зубы.
    -Нравится ли тебе мое жилище, любезный повелитель огненного зверя?
    -Неплохая пещера. Только … слишком тесная! – ответил Аратагон.
    -А-а-а-а, - зарычал Румметот, раздвигая ручищами захламленное пространство. На пол посыпались глиняные горшки, котлы и другая утварь. Посредине освободилось место: туда Руммерот положил перевернутое мельничное колесо и уселся на него. Потом великан опустил вниз свою огромную ладонь, приглашая принца ступить в нее, как в лодку. Спустя мгновение, Аратагон оказался сидящим напротив Руммерота. Чтобы не упасть, он, что есть сил, вцепился в обод колеса. Опасаясь, что великан заметит его испуг, принц непринужденно спросил:
    -Скажи, великан, зачем тебе все эти котлы, колёса, ковры и прочая дребедень? Мне кажется, эти вещи бесполезны и только зря валяются у тебя по углам.
    -Что ты, что ты! - Замахал руками Руммерот. Колесо заходило ходуном, и Аратагон едва удержался, чтобы не упасть с высоты. – Посмотри, как замечательно можно здесь кататься!
    Великан крутнул мельничное колесо. Обод заскрипел, и пещера закружилась перед глазами насмерть перепуганного Аратагона. Но Румметот, казалось, ничего не замечал. Напротив, он смеялся тоненьким голоском, как ребенок, которого впервые прокатили на качелях.
    -Довольно, довольно! – взмолился Аратагон, вытирая со лба капельки пота. – Я верю тебе. Приспособление действительно нужное и полезное.
    Он показа жестом Руммероту, что хотел бы спуститься вниз. Великан посадил его на указательный палец, как дети сажают божью коровку.
    Пока Аратагон переводил дух, Румметот извлёк из-под завала гладкооструганную дубинку. От нехорошего предчувствия душа Аратагона ушла в пятки. Принц мысленно попрощался с жизнью.
    Но великан деловито расставил возле себя несколько перевернутых глиняных котлов, и стал бить по ним дубинкой. Котлы загудели, заиграли, как оркестр. И великан, прикрыв от наслаждения глаза, прислушивался к каждому новому звуку.
    Закончив играть, Румметот выжидательно посмотрел на Аратагона. Принц убрал от ушей ладони и одобрительно кивнул, хотя в голове продолжало шумело от оглушительного концерта. Великан бросил дубинку в угол пещеры, затянутый паутиной, и потянулся к оконной раме.
    -А это ты видел? – Великан взял раму с цветным стеклом и посмотрел на Аратагона через него.- Ты знаешь, каким я тебя сейчас вижу?
    Аратагон улыбнулся. Через красное стекло лицо великана с расплющенным мясистым носом выглядело смешно.
    -Думаю, я окрасился в красный цвет.- невозмутимо отвечал Аратагон.
    Великан оторопел: услышать такой ответ он не ожидал.
    -Ве-е-ерно, - удивленно протянул Руммерот.- Никак не могу взять в толк: как удалось тебе, повелитель огненного зверя, разгадать мою загадку?
    Аратагон давно смекнул: великан, несмотря на свою силу и устрашающую величину, наивен, как дитя.
    -Как же мне не отгадать, любезный великан, коли я волшебник?
    -Да-а-а? - От удивления рот Руммерота раскрылся, и на пол капнула слюна. Аратагон предусмотрительно отскочил.
    -Да! И вот что я тебе скажу! Мой огненный зверь очень любит пожирать такие захламленные жилища, как у тебя. Срочно избавься от всего того, что ты притащил в пещеру. Отдай людям все эти ковры и колеса. Не забудь про снопы с пшеницей! Когда пещера будет просторна, огненному зверю нечем будет у тебя поживиться.
    -О-о-о, если я не буду забирать пшеницу у людей, я умру с голода! – Захныкал огромный великан.
    - Не плачь, Руммерот! Я дам тебе несколько волшебных зерен. Их обладатель никогда не испытывает голода и всегда пребывает в хорошем настроении.- Аратагон незаметно отщипнул колосок от стоящего позади себя снопа и спрятал его в карман.
    Глазки Руммерота загорелись: он захотел стать обладателем зерен прямо сейчас!
    -Я отдам тебе зерна, но с одним условием: Ты должен помогать крестьянину Галлитезею и другим ухаживать за пшеничными полями. Думаю, они щедро отблагодярят тебя за труд. Больше тебе не нужно будет воровать пшеницу под покровом ночи. Согласен ли ты?
    Руммерот закивал головой, натягивая свою выходную рубаху: он намеревался нанести визит в деревню.
    -Погоди, погоди! На улице ночь, и мои люди устали и хотят есть. Думаю, мы сможем заночевать у тебя, гостеприимный великан?
    -Конечно, о, повелитель огненного зверя!- Руммерот поклонился и стал освобождать место для ночлега.
    Аратагон кликнул слуг. Они несмело вошли, с опаской разглядывая хозяина пещеры и его странное жилище. Великан приподнял медный таз и извлек оттуда свежие пшеничные караваи и приличный кусок сушеной козлятины. Когда же он поставил угощение перед гостями, слуги мало-помалу успокоились и поели. А через полчаса - уснули, несмотря на присутствие храпящего хозяина.




    4. Аратагон дает Руммероту волшебные зерна

    Страница 1 из 3 | Следующая страница

    Нравится
    E-mail: glav-kino@yandex.ru
    контактные телефоны:
    8 (928) 4424395 - Александр
    8 (918) 4528215
      • Логин:
      • Пароль:
    Регистрация | Забыли пароль?
    Glav-kino.ru
    Cinema adaptation